Доберман о преступлениях батальона «Донбасс».


О преступлениях командира батальона «Донбасс» Семена Семенченко поведал бывший боец подразделения Серго Замбудидзе с позывным Доберман. Доберман, известный своими угрозами в адрес добровольцев Новороссии рассказывает о грабежах и изнасилованиях своих бывших боевых товарищей. О мародерстве и вымогательстве карателей из батальона "Донбасс".

Грузинский наемник признал факты мародерства и воровства, широко распространившиеся среди солдат и командиров добровольческих соединений.

«Были бойцы, а были мародеры. Понравилась машина – все, пришли, «сепар», и все. Попробуй докажи, что ты не сепаратист. Зачистили, бросили ленточку георгиевскую, и все!» Мародерство и воровство вошло у командования батальона «Донбасс» в привычку. Особенно усердствовал командир подразделения.

«Они воровали тоннами бензин. Стырили двигатель с БТРа и продали. В батальон заходило около трех миллионов гривен ежемесячно. Где деньги? Ничего не покупал для бойцов, даже бронежилеты нам люди передавали», — сказал Доберман.

«В детей стреляли, в несовершеннолетних, в подростков. Дети ехали на машине – город маленький, Курахово – без прав, без ничего ... катались. И тут выходит полностью обвешенный оружием и гранатами, в шлеме, с автоматом. Дети испугались, и по газам. Эти взяли тупо их расстреляли», — признался Доберман. Он также рассказал о многократных случаях изнасилования женщин вояками карательного подразделения.

После того, как он стал открыто говорить об этих случаях, ему стали поступать угрозы от бывшего командира. В июле сообщалось, что комбат Семенченко заподозрен в незаконной торговле органами, которые изымались как из пленных ополченцев, так и из своих же бойцов.

Видео Добермана.
http://www.youtube.com/watch?v=k5Tv5lbkyOs


В Мариуполе только за октябрь количество сексуальных преступлений, совершенных боевиками Нацгвардии и зарегистрированных органами милиции, превысело две сотни. При этом местные правоохранители отказываются принимать заявления жертв насильников. Такая статистика была озвучена на октябрьском совещании в городском УВД.

Кроме того, постоянно пропадают люди, в том числе девушки. Девчонки на остановках стоят, и тут подъезжают на своих машинах люди в форме ВСУ или Нацгвардии, затаскивают их к себе и увозят. Некоторые из них так и не возвращались. Пропадают и мужчины. Причем милиция на эти происшествия реагировать отказывается - за исключением тех случаев, когда у жертв или их родных есть связи в руководстве.

В Харькове творится беспредел, людей задерживают без предъявления обвинений по любому поводу. Сотрудники СБУ пытали человека и подбросили милиции. Не получив необходимую первую помощь человек скончался до прибытия скорой помощи. Врачи лишь констатировали смерть от побоев. Власти поощряют пытки и убийства граждан, а сотрудники СБУ не боятся применять чрезмерную силу при допросах.

В Харьковской области пьяные украинские военные расстреляли двоих своих солдат. После пьяной ссоры подозреваемые выстрелом из автомата убили солдата-контрактника, после чего покинули расположение части и попытались скрыться. Военные, стоят в селе Бударки. Майор и два сержанта, пьяные стали задирать солдат, майор в угаре кричал про Рассею, пацаны пытались спорить. В итоге двоих контрактников вывели в поле и расстреляли.

Парень из Кременчуга, 32 года, Стас упал первым, фактически накрыл собой товарища. Тот притворился мертвым. Майор сказал отнести закопать в ров. Парень вовремя сориентировался - ударил первым, в одних кальсонах убежал. Через 10 часов преступников задержали.

15 ноября, в Великоновоселовском районе, село Розлив, совершена ужасная расправа. Утром укрбоевики ходили по домам и что-то узнавали у людей. Было слышно, что говорили о зачистке. Молодой нацик направился по известному ему адресу в дом, котором жила девушка 22 лет из Донецка, которая после закрытия завода, на котором она работала уехала к родственникам в это село (об этом сообщили ее соседи).

На тот момент девушка была одна в доме. Каратель подошел к ее дому и начал шмалять очередью по нему. Девушка выскочила на улицу в ночнушке и тут же очередью ей разворотило челюсть, остальные пули попали в ноги. Скончалась на месте мгновенно. Далее этот человек спокойным шагом пошёл обратно. Через время приехала скорая и мы увезли тело. Когда мы выезжали через блокпосты, солдаты проверяли, что мы вывозим и их выворачивало.

О своём пленении рассказала представитель комиссии по делам военнопленных ДНР Лилия Родионова. В плен она попала, когда работала медсестрой в экипаже скорой помощи. В ночь на 23 июля машина выехала оказать помощь солдату украинской армии, но была обстреляна с блокпоста.

«Когда выстрелы прекратились, нас повели в лесополосу, где связали и увезли в неизвестном направлении. Потом начались издевательства — они имитировали расстрел, пинали. Полтора суток нас не выводили в туалет, трое суток мы не ели. Как только меня доставили в СБУ для допроса, там начали бить и угрожать пистолетом. Разбили мне голову. Говорили, что я террористка. Угрожали. Я там пробыла полтора месяца. Меня обменяли как военнопленную, - сообщила Лилия Радионова.

Женщина утверждает, что практически все люди возвращаются с допросов с переломанными рёбрами, руками, ногами и вырванными зубами.
«Наших пленных можно отличить по цвету кожи. Он у них становится сероватым. Без побоев никого нет. К моменту обмена их начинают лечить. А кто есть в списках, но уже не в состоянии даже ходить, тех не выпускают. Вместо них меняют людей, которых просто ловят на улицах», - подчеркнула она.

Сообщение от Марии Коледы.
Я видела людей с выжженной паяльником на груди надписью «СЕПР» — "сепаратист", с переломанными руками, с ногами, на которых остался след от раскаленных прутьев.